Амнистия в заложниках. Верховный Суд поставил приминение амнистии в зависимость от признания подсудимым вины - сpk.ua
Центр правового консалтинга
Open/Close Menu Юридическая фирма ЦПК Киев

Амнистия в заложниках. Верховный Суд поставил приминение амнистии в зависимость от признания подсудимым вины

«Юридическая практика» №46 от 16 ноябяря 2010 года

Правовая позиция Верховного Суда Украины (ВСУ) в вопросе о примене­нии амнистии вызвала бурную реакцию в адвокатских кругах — от непонима­ния до негодования. ВСУ в определении от 7 октября 2010 года, отменяя реше­ния судов нижестоящих инстанций, которыми в отношении подсудимых бы­ла применена амнистия, указал: «С учетом позиции потерпевших и позиции обвиняемых, которые не признали своей виновности, что является пре­пятствием для прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям без принятия процессуального решения о доказанности виновности указанных лиц в совершении преступления и правовой оценки их действий, то есть обстоятельств, которые являются пред­посылками применения акта амнистии, суд первой инстанции преждевременно при предварительном рассмотрении дела при­менил акт амнистии и освободил граждан И, С. и Б. от уголовной ответственности» (коллегия судей Судебной палаты по уголов­ным делам ВСУ в составе председательствующего — Владимира Пивовара, судей — Анатолия Редьки и Ольги Шаповаловой).

Но ведь уголовный и уголовно-процессуальный законы ни­коим образом не ставят в зависимость применение акта амни­стии от виновности лица. Единственное требование (помимо того, что лицо или преступление подпадает под амнистию) — согласие лица на амнистию. Хотя наличие такого согласия, подчеркивают адвокаты, не является ни прямым, ни косвен­ным доказательством вины.

Помимо того, что такая позиция не основана на за­коне, адвокаты обеспокоены тем, что если пока единич­ный случай войдет в судебную практику, можно будет го­ворить об отсутствии амнистии как правового института на Украине.

Впрочем, другие коллеги предлагают ситуацию не дра­матизировать, ведь Верховный Суд Украины сослался на неполное установление обстоятельств и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а это не исключает вероятности амнистии или даже оправдательного при­говора по итогам пересмотра.

Отдельную сложность в правовую квалификацию дела вносит резонанс, ведь упомянутое решение ВСУ принял по итогам рассмотрения кассационных жалоб потерпевших вследствие трагедии, случившейся 13 октября 2007 года в г. Днепропетровске (взрыва газа в жилом доме), на постановление Октябрьского районного суда г. Днепропетровска от 16 июня 2009 года (которым прекра­щено производство по делу, а обвиняемые освобождены от уголовной ответ­ственности по амнистии) и определение Апелляционного суда Днепропетровской области от 12 августа 2009 года (которым постановление было оставлено без изме­нений).

Безусловно, такого рода трагедия при­чинила невосполнимые человеческие жертвы и материальный ущерб, и винов­ные должны понести ответственность, но инкриминируемая гражданам -И., С. и Б. (занимавшим на время взрыва руко­водящие должности в ОАО «Днепрогаз») часть 2 статьи 367 Уголовного кодекса (УК) Украины (служебная халатность) и сами обвиняемые попали под действие Закона Украины «Об амнистии» от 12 декабря 2008 года. И обвиняемые согласились на освобождение их от ответствен­ности по нереабилитирующему обстоятельству. Несмотря на все это, досудебное следствие и судебное разбирательство по делу длятся уже более трех лет, и суд на­стаивает на необходимости признания амнистированными своей вины. Либо до­казывания таковой судом.

Адвокат Андрей Цыганков, участвовавший в деле в качестве защитника, считает, что определение ВСУ принято, не опира­ясь ни на Закон Украины «Об амнистии», ни на Конституцию Украины, ни на какие-либо законодательные нормы: отме­на судом амнистии по этому делу базируется на том, что трое подсудимых не Признали своей вины, и потому амнистия к ним применена быть не может.

Но ведь действующее законодатель­ство не предусматривает связи между признанием вины и применением ам­нистии: «Для того чтобы амнистия была применена, во-первых, данная категория дел должна предусматривать возможность применения амнистии, и, во-вторых, подсудимый должен быть согласен на применение амнистии в отношении его. При этом суд не обязан изучать и проверять, почему лицо согласилось на амнистию», — аргументирует г-н Цыганков. По мнению адвоката, этот прецедент может повлиять не только на практику Верховного и других судов, он негатив­но влияет на защиту прав граждан, потому что лицо, которое, допустим, ошибоч­но привлекается к ответственности, желая прекратить незаконные действия в отношении себя, устав от продолжительных расследований и судебных тяжб, обяза­но пойти на своеобразную сделку с совестью — признать себя виновным, возмож­но, в том, чего не совершало. Фактически ВСУ установил обязанность признания собственной вины.

А признание вины имеет негативные последствия для лица, включая матери­альную ответственность по гражданским искам. Хотя, комментируя ситуацию для редакции, Андрей Цыганков ответил, что не считает, что давая согласие на амни­стию, лицо фактически признает свою ви­ну — оно может всего лишь преследовать цель добиться прекращения в отношении себя   уголовного  преследования   (будучи уверенным в своей невиновности, по­сле продолжительных тяжб, посчитав, что еще на несколько лет доказывания своей невиновности оно не готово, лицо согла­шается на амнистию).

При этом адвокат обращает внима­ние, что применение амнистии — это не избежание ответственности, это закон­ное проявление гуманности, милосердия в обществе. Но настоящее решение ВСУ эту благодетель превращает в некую сдел­ку: «Если вы хотите, чтобы государство было к вам гуманным, совершали вы пре­ступление или не совершали, вы должны признать себя виновным».

Алексей Уколов, старший юрист ЮФ «Центр правового консалтинга», ком­ментируя позицию суда, отметил, что условия применения амнистии не связа­ны с признанием вины подсудимым или обвиняемым, поскольку решение об их применении принимается судом по соб­ственной инициативе либо по инициати­ве участников судебного процесса.

Но вместе с тем юрист отмечает, что по данному делу ВСУ правильно отме­нил решения нижестоящих судов: «По нашему мнению, указанное выше извле­чение из определения ВСУ является обо­снованным. Отменяя решения первой и апелляционной инстанций, ВСУ руко­водствовался тем, что решения нижесто­ящих инстанций были приняты без при­нятия соответствующего процессуально­го решения о виновности указанных лиц в совершении инкриминируемого престу­пления, и их действиям не дана надлежа­щая правовая оценка. Таким образом, не­доказанность на стадии досудебного след­ствия вины обвиняемых является для суда основанием для прекращения дела либо вынесения оправдательного приговора, а не применения акта амнистии».

Также г-н Уколов подчеркивает, что эти обстоятельства важны для потерпевших, которые имеют право на компен­сацию вреда, причиненного в результате неправомерных действий подсудимых. Поэтому в случае непризнания вины лицом обязанность установления вины обвиняемых/подсудимых возлагается на суд, поскольку амнистия освобождает виновных не от ответственности в части возмещения причиненного ущерба (статья 86 УК Украины и статья 14 Закона Украины «Об амнистии»), а исключительно от уголовного наказания.

Поэтому для правильного и полного рассмотрения дела, по мнению г-на Уколова, вину обвиняемых необходимо доказывать во время судебного следствия в по­рядке части 2 статьи 6 Уголовно-процес­суального кодекса (УПК) Украины.

Поддерживает правовую позицию ВСУ и руководитель департамента уголовного права АО «АКТИО», адвокат Виталий Сердюк, отмечая, что при повторном рассмотрении дела суду первой инстанции следовало бы отойти от формального подхода и провести судебное следствие в полном объеме, по результатам которого уже принимать решение о применении амнистии к подсудимым.

Так, г-н Сердюк подчеркивает, что условием освобождения лица от уголовной ответственности является совершение им определенного умышленного преступления, по основаниям дальнейшего определенного поведения лица, которое государство поощряет (действенное раскаяние, примирение с потерпевшим и прочее), или наступления определенного события. Эта позиция отображена в постановлении Пленума ВСУ от 23 декабря 2005 года № 12 «О практике применения судами Украины законодательства об освобождении лица от уголовной ответ­ственности». То есть, решая вопрос о при­менении амнистии, суд должен был убе­диться, что деяние, вменяемое лицам в вину, действительно имело место, что оно содержит состав преступления, и лицо ви­новно в его совершении.

Но, отметим, что сама формулиров­ка причины отмены амнистии со ссылкой на непризнание виновности именно подсудимыми действительно выглядит несколько противоречашей закону — ни процессуальный кодекс, ни уголовное за­конодательство такие требования не выдвигают.

На это обратил внимание адвокат и экс-судья Юрий Василенко, назвав пози­цию ВСУ «довольно странной».

Прежде всего, отмечает экс-судья, странным является то, что ВСУ при при­менении амнистии зачем-то ссылается на позицию потерпевших и на непризнание вины обвиняемыми. Согласно частям 2 и 3 статьи 5 УПК Украины, суд обязан применить амнистию к обвиняемым или подсудимым без учета мнений как потерпевших, так и самих обвиняемых и подсудимых на любых стадиях судебно­го разбирательства, если соответствую­щая статья УК Украины предусматривает применение к данному обвиняемому или подсудимому акта амнистии. • «Единственным препятствием для применения акта амнистии к обвиняемо­му в стадии, предусмотренной главой 23 УПК Украины (предварительное рассмот­рение дела судьей), является нежелание обвиняемого, чтобы к нему применили амнистию (если обвиняемый считает се­бя невиновным, просит о прекращении дела по реабилитирующим основаниям либо о вынесении оправдательного при­говора и настаивает на судебном разбира­тельстве в полном объеме). Даже если суд установит при судебном разбирательстве вину подсудимого и вынесет приговор с назначением наказания, не препятствую­щего применению к нему амнистии наря­ду со статьей УК, по которой он призна­ется виновным, суд обязан без учета мне­ния потерпевших и факта непризнания вины подсудимого применить к нему ам­нистию», — отмечает Юрий Василенко, приходя к выводу, что в вопросе возмож­ности применения амнистии на данной стадии правильной позицией (в соответ­ствии со статьями б, 237 УПК Украины) является позиция судов первой и апелля­ционной инстанций.

Ирина Гончар, «Юридическая практика»

ООО "Центр правового консалтинга". ® ЦПК. 2005-2019. Все исключительные права на весь материал, размещенный на сайте, принадлежат ООО " Центр правового консалтинга ". Размещение материалов сайта на других площадках допускается исключительно при указании прямой видимой ссылки на первоисточник.

Pacta Sunt Servanda