Бой с «тенью» — 3. О возможности налогоплательщиков доказать реальность сделок с контрагентами, в отношении которых вынесен приговор о фиктивном предпринимательстве - сpk.ua
Центр правового консалтинга
Open/Close Menu Юридическая фирма ЦПК Киев

Бой с «тенью» — 3. О возможности налогоплательщиков доказать реальность сделок с контрагентами, в отношении которых вынесен приговор о фиктивном предпринимательстве

«Юридическая практика» №38 (717) от 20 сентября 2011 года

В последнее время активно обсуждается практика применения налоговыми органами положений статьи 228 Гражданского кодекса (ГК) Украины и статей 207, 208 Хозяйственного кодекса (ХК) Украины. Речь идет о налогоплательщиках, использующих при формировании показателей, связанных с определением налоговых обязательств (как правило, расходов по налогу на прибыль и налогового кредита по НДС), первичных документов бухгалтерского учета, которыми оформлены хозяйственные операции с признаками фиктивности.

При этом к операциям с признаками фиктивности, как правило, относятся документально оформленные операции, по которым отсутствовало движение товарно-материальных ценностей (услуг), операции, не имеющие хозяйственной (деловой) и экономической цели, операции с субъектами хозяйствования, осуществляющими фиктивную деятельность, или субъектами хозяйствования, в отношении собственников которых (или иных лиц, имеющих над ними контроль) вынесены приговоры судов по статье 205 Уголовного кодекса (УК) Украины, и т.д.
Все ли операции незаконны?

Рассмотрим случай, когда налоговые органы применяют статью 228 ГК Украины или статьи 207, 208 ХК Украины и, как следствие, увеличивают налоговые обязательства налогоплательщика, взыскивают конфискационные санкции, ссылаясь на вынесение приговора суда, вступившего в законную силу, по статье 205 УК Украины в отношении собственников субъекта хозяйствования (или иных лиц, имеющих над ним контроль), с которым налогоплательщик осуществлял хозяйственные операции.

Фабула статьи 205 УК Украины сводится к тому, что под фиктивным предпринимательством понимается создание или приобретение субъектов предпринимательской деятельности (юридических лиц) с целью укрывания незаконной деятельности или осуществления видов деятельности, относительно которых существует запрет.

В приговорах по указанной статье, когда речь идет о фиктивном предпринимательстве, осуществляемом с целью предоставления налоговой выгоды плательщикам налогов, как правило, содержится информация о том, что определенные субъекты хозяйствования (юридические лица) зарегистрированы за денежное вознаграждение на подставных лиц, без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, с целью использования их реквизитов и счетов в банках для прикрытия противоправных финансовых операций и уклонения от уплаты налогов. И в зависимости от фактических обстоятельств осуществления противоправной деятельности указывается, каким образом такая деятельность осуществлялась, например, путем подделки документов для документального оформления бестоварных операций и т.д.

Возникает вопрос: а мог ли такой субъект хозяйствования осуществлять незаконную деятельность с одними контрагентами, например, оформлять бестоварные операции с целью получения налоговой выгоды такими контрагентами, и одновременно реальную предпринимательскую деятельность с хозяйственной целью с другими субъектами хозяйствования, то есть осуществлять реальные поставки товаров (услуг), получая при этом прибыль? Или наличие такого приговора является правовым основанием для признания ничтожными (недействительными) всех хозяйственных операций такого субъекта хозяйствования со всеми его контрагентами без исключения?
Весомый аргумент

Анализ судебной практики по делам о взыскании налоговыми органами в доход государства всего полученного налогоплательщиками по ничтожным (недействительным) сделкам и по обжалованию налогоплательщиками налоговых уведомлений-решений, в которых налогоплательщикам начислены налоговые обязательства в связи с вынесением обвинительных приговоров по статье 205 УК Украины в отношении собственников субъектов хозяйствования (или иных лиц, имеющих над ними контроль), с которыми налогоплательщики осуществляли хозяйственные операции, дает основания полагать, что наличие такого приговора не является бесспорным и неопровержимым доказательством противоправных действий налогоплательщика-контрагента.

В частности, в деле по иску ООО «Е» к С-ской ОГНИ об отмене налоговых уведомлений-решений (определение Высшего административного суда Украины (ВАСУ) от 19 мая 2011 года) ВАСУ, установив отсутствие доказательств осведомленности истца о недобросовестном характере деятельности контрагента, пришел к выводу о возможности отмены налоговых уведомлений, поскольку согласно положениям части 4 статьи 72 Кодекса административного судопроизводства (КАС) Украины приговор суда в уголовном деле или постановление суда об административном проступке, вступившие в силу, являются обязательными для административного суда, который рассматривает дело о правовых последствиях действий или бездеятельности лица, относительно которого вынесен приговор или постановление суда, лишь в вопросах, имело ли место действие, и осуществлено ли оно этим лицом. Вывод же суда о неправомерном формировании истцом налогового кредита, изложенный в приговоре по делу об обвинении директора контрагента истца, не является обязательным для решения этого дела.

В деле по иску К-ской ОГНИ к ООО «В» и ООО «Я» о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании средств (определение ВАСУ от 22 февраля 2011 года) ВАСУ, по сути, согласился с позицией нижестоящих судов, согласно которой при отсутствии установления наличия умысла у добросовестного налогоплательщика на заключение сделки с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, наличие приговора суда о привлечении должностных лиц контрагента добросовестного налогоплательщика к уголовной ответственности по статье 205 УК Украины не является основанием для признания недействительными всех сделок как таких, что противоречат интересам государства и общества.

Бесспорно, наличие приговора по статье 205 УК Украины, вступившего в законную силу, в отношении собственников субъекта хозяйствования (или иных лиц, имеющих над ним контроль), с которым налогоплательщик осуществлял хозяйственные операции, является весомым аргументом для налоговых органов поставить под сомнение действительность хозяйственных операций с таким субъектом хозяйствования. Более того, если операции с таким налогоплательщиком фигурируют в материалах уголовного дела, и в приговоре суда установлены фактические обстоятельства незаконности таких хозяйственных операций, то, действительно, у налоговых органов будут правовые основания для оспаривания (непризнания) таких хозяйственных операций, увеличения, как следствие, налоговых обязательств налогоплательщика и взыскания конфискационных санкций.

Вместе с тем, зачастую, в материалах уголовного дела и, соответственно, в приговоре суда фигурируют лишь отдельные эпизоды с определенными контрагентами, но не всеми. В этом случае, на наш взгляд, у налогоплательщиков все же существует возможность при определенных обстоятельствах опровергнуть доводы налоговых органов, основанные на наличии приговора суда, и, соответственно, доказать реальность осуществленных с таким контрагентом хозяйственных операций. В этом случае следует использовать средства доказывания, предусмотренные статьями 69, 70 КАС Украины, в частности, любые фактические данные, свидетельствующие о реальности хозяйственных операций, в том числе пояснения контрагентов налогоплательщиков, третьих лиц, письменные и вещественные доказательства, выводы экспертов и т.д.

НОНКО Артур — к.ю.н., управляющий партнер ЮФ «Центр правового консалтинга», г. Киев

ООО "Центр правового консалтинга". ® ЦПК. 2005-2019. Все исключительные права на весь материал, размещенный на сайте, принадлежат ООО " Центр правового консалтинга ". Размещение материалов сайта на других площадках допускается исключительно при указании прямой видимой ссылки на первоисточник.

Pacta Sunt Servanda