Юристы решений не меняют. А вы не жалеете, что стали юристом? - сpk.ua
Центр правового консалтинга
Open/Close Menu Юридическая фирма ЦПК Киев
Юридическая практика. -2009. -№21

Юристы решений не меняют. А вы не жалеете, что стали юристом?

У одиннадцатиклассников горячая пора — сдача выпускных тестов, и впереди первый весомый жизненный шаг — выбор профессии. От его правильности во многом зависит, сможет ли человек реализовать свой потенциал и получать настоящее удовольствие от своей деятельности. Мы решили поинтересоваться мнением юристов о выбранной профессии, планах профессионального роста и возможном применении своего труда в иных сферах юридической практики.

Валентин Гвоздий, управляющий партнер юридической фирмы «Гвоздий и Оберкович» еще со школьных лет мечтал о профессии юриста, в университете осознал, что хочет быть именно адвокатом. «Выбор профессии был определен присущим мне острым ощущением справедливости и высокой ее востребованностью в различных сферах общественной жизни», — именно эти обстоятельства сыграли определяющую роль в выборе профессии, объясняет г-н Гвоздий.

Еще в школе с выбором профессии определилась и Ольга Атаманчук, юрист юридической фирмы «Саенко Харенко». Свой выбор она объясняет так: «Меня всегда интересовала область юриспруденции. Кроме того, знания и умения, которыми владеет юрист, необходимы каждому: ­знание своих прав, владение ораторским искусством, умение вести переговоры и т.д. Теоретически, даже если на определенном жизненном этапе мне придется сменить сферу деятельности, это можно будет сделать достаточно легко благодаря уже приобретенным навыкам и опыту работы в сфере юриспруденции».

Осознанным выбор профессии был и у юриста международной юридической фирмы Salans Сергея Мельника, причем последующая семилетняя практика не изменила его мнение: «Если бы я сейчас выбирал профессию, то снова стал бы юристом». Юрист юридической фирмы «Центр правового консалтинга» Николай Осинский тоже не изменил бы своему выбору.Леонид Сорока, адвокат Noerr Stiefenhofer Lutz: «Выбор профессии сейчас и четырнадцать лет тому назад — две большие разницы. В выборе я не разочарован и никогда еще не думал о смене рода занятий. Почему я сделал такой выбор, сказать не могу, наверное, прислушался к мнению близких мне людей».

Александр Онищенко, управляющий партнер адвокатской компании «Правочин», давно пришел к выводу, что очень мало найдется юристов, которые не выбрали бы юриспруденцию снова, будь у них такая возможность. В правильности своих заключений г-н Онищенко убеждается ежегодно, когда встречается со своими друзьями и коллегами «по цеху» — выпускниками Национальной юридической академии им. Ярослава Мудрого: «И хотя прошло уже более десяти лет со дня окон­чания, каждый из нас остается верен выбранной профессии, а примеры смены профессии единичны. По-моему, это свидетельствует сразу о нескольких как объективных, так и субъективных моментах. Среди объективных стоит выделить востребованность и престижность профессии юриста в обществе, о чем красноречиво свидетельствуют конкурсы при поступлении на юридические факультеты вузов страны. К субъективным я бы, наверное, отнес осознанность выбора профессии и непрекращающийся интерес к ней на протяжении многих лет».

Наши респонденты разделились во мнениях, отвечая на вопрос о том, какую бы они выбрали профессию, если все же решили бы уйти из юриспруденции. Партнеру адвокатской компании «Правочин» Александру Пащенко было бы достаточно сложно поменять профессию юриста, поскольку воспринимает он ее как искусство, имеющее под собой часто неординарную и всегда творческую основу. И если бы г-ну Пащенко пришлось сменить профессию, то обязательно он выбрал бы что-нибудь творческое, незаурядное и небудничное: «Хотел бы стать скульптором, но для этого занятия нужен дар Божий, которым я, к сожалению, не наделен. У скульптора и юриста много общего. В рамках профессии нам часто приходится «ваять» позицию по делу, «лепить» из молодых юристов настоящих профессионалов и, наконец, «строить» свой юридический бизнес».

Ольга Атаманчук на данный момент не рассматривает возможность смены профессии. Однако, возможно, в будущем она получит второе высшее образование экономиста или политолога, это поможет заниматься юридической практикой еще более эффективно: «Зачастую в своей работе юрист сталкивается с самыми непредсказуемыми ситуациями, где полезными могут быть знания разных профессий: и экономиста, и медика, и даже программиста».

Николай Осинский если бы решил сменить профессию, то искал бы профессию, не настолько сопряженную с постоянным стрессом. Сергей Мельник тоже придерживается такой точки зрения: «Наверное, стал бы виноделом. В отличие от юриста, профессия винодела является менее стрессовой и напряженной, но не менее сложной. Создание хорошего вина — очень непростой процесс. Так что, как и в юридической профессии, тут всегда будет поле для самосовершенствования».

После получения юридического образования путей развития своей карьеры множество: кто-то идет работать в юридические фирмы, кто-то — in house юристом, кто-то на госслужбу или занимается частной практикой. А сколько специализаций существует!.. Интересно, что бы изменили юристы, планируя свою карьеру сейчас?

Леониду Сороке больше импонирует работа in house юриста в крупном холдинге или крупной компании, так как при решении правовых вопросов проблема рассматривается не только под разными углами, но и изнутри, что позволяет ее решить и избежать возникновения в будущем. Работа же в юридической компании в силу объективных причин не всегда позволяет ответить на вопрос с учетом всех аспектов, о которых заказчик юриста может просто не проинформировать, что вынуждает только предупреждать заказчика о потенциальных рисках, а не отсекать их. Если сравнивать юриста с врачом, то г-н Сорока придерживается мнения, что наивысшая квалификация врача — это семейный врач, а наивысшая квалификация юриста — in house lawyer, корпоративный юрист. «Конечно, работа в юридических компаниях позволяет становиться специалистом в одном-двух институтах права, но это специализация, по большей части не имеющая такого прикладного характера, как работа in house юриста. Последняя в большей мере направлена на обеспечение успешной работы компании или проекта в целом. В таком контексте решается более широкая бизнес-проблема, а не узкая правовая задача», — подчеркивает разницу в работе юристов Леонид Сорока.

Ольга Атаманчук, перед тем как стать сотрудником юридической фирмы, имела опыт работы in house юристом. Она отмечает, что работа in house юриста не менее сложная и перспективная, однако разительно отличается от деятельности юриста юридической фирмы.

Николай Осинский и Сергей Мельник предпочли практику в юридической фирме. Г-н Осинский более всего интересуется корпоративным правом, на него собирается делать акцент и в будущем, но вместе с тем планирует развиваться и в других отраслях права. Г-н Мельник специализируется в вопросах налогообложения и не намерен в ближайшем будущем менять свою специализацию: «Однако это не означает, что я не в состоянии практиковать, например, в сфере корпоративного права или недвижимости. При необходимости (например, при существенном падении спроса на определенные услуги) каждый юрист должен быть готов работать и в других отраслях права». По мнению г‑на Мельника, юрист, в первую очередь, должен быть общим специалистом, и только потом — узконаправленным. Данный тезис особенно актуален во время кризиса, когда отдельные специалисты становятся менее востребованными, подчеркивает юрист Salans.

Не так давно на нашем сайте мы интересовались, остались бы верны юристы своей профессии, если бы сейчас им предоставили возможность сделать выбор. Результаты опроса только подтверждают вышеуказанные мнения, поскольку подавляющее большинство респондентов все равно выбрали бы юриспруденцию.

Все юристы, комментировавшие данную тему, не только не хотели бы изменить прошлое, но и не планируют уходить из юриспруденции в ближайшие 20—30 лет. Планы самые разные: расти профессионально (самому и компании), стать партнером или руководителем юридического отдела/департамента, «застать те времена, когда в украинских судах всегда будут приниматься правовые решения».

Марина БАХОЛДИНА. «Юридическая практика»

ООО "Центр правового консалтинга". ® ЦПК. 2005-2019. Все исключительные права на весь материал, размещенный на сайте, принадлежат ООО " Центр правового консалтинга ". Размещение материалов сайта на других площадках допускается исключительно при указании прямой видимой ссылки на первоисточник.

Pacta Sunt Servanda